ИНФОРМЕРЫ
АКТУАЛЬНО

Послушные реки

29.06.2017

Прочитать материал в газете

Конец весны и начало нынешнего лета многие жители Ставрополья наверняка будут вспоминать еще очень долго. Что вполне объяснимо, ведь таких катаклизмов даже старожилы не припомнят. Край в эти дни подвергся мощной атаке природной стихии: причем паводок натворил много бед, поставив перед местной властью немало задач на будущее.

По поручению губернатора Владимира Владимирова уже разработан план противопаводковых мероприятий в бассейнах рек, протекающих на территории края. Как уберечься от новых природных вызовов, какие выводы предстоит сделать после потопа-2017? На эти и другие вопросы мы попросили ответить министра природных ресурсов и охраны окружающей среды Ставрополья Андрея Хлопянова.

- Каждый год минприроды региона проводит достаточно серьезные работы по расчистке рек и берегоукреплению. А для чего потребовался еще один похожий проект?

- Этот план касается деятельности не только региональных, но и федеральных структур. При его разработке мы взаимодействовали с Западно-Каспийским, Кубанским, Донским бассейновыми управлениями. Подобное необходимо, потому что наш край в своем роде уникальный – практически все протекающие здесь крупные реки подпитывают и соседние регионы. При этом проходят по таким почвам, как ил, песок, глина, суглинок, которые из-за нерастворимых взвешенных частиц делают воду очень мутной. И после дождей реки становятся грязными, неся в себе до килограмма таких смесей в одном кубе. Что очень много.

А когда к природным факторам добавляется и деятельность человека, то наши реки засоряются на 80-90 процентов, требуя срочной расчистки. Они не в состоянии удержать объем воды, на который рассчитаны. А когда и где нанесет удар стихия – никто, увы, не знает. Но мы должны быть готовы ко всему, для чего меры необходимо принимать заранее. Скажем, раньше Отказненское водохранилище могло впитать в себя не один паводок. Оно аккумулировало воду, и потом – в течение всего сезона - шли сбросы малыми порциями в реку Кума. Сегодня данный объект может выдержать максимум 50 миллионов тонн воды вместо запланированных 131 – то есть, почти в три раза меньше.

К тому же все реки привязаны к федеральным водохранилищам, которые были построены еще в 50-е годы прошлого века – когда делался совсем другой расчет на пиковые нагрузки. Поэтому требуется комплекс работ, которые необходимо вести постоянно, а не от потопа до потопа. Все «узкие места» известны, вместе со специалистами муниципалитетов и федеральных ведомств ведется постоянный мониторинг.

Мы вместе проехали по проблемным точкам и определили для себя фронт работ, который оценивается в 6,4 миллиарда рублей. Но это далеко не все, а только деятельность на самых проблемных объектах. В целом же, по нашим расчетам, необходимо не менее 10 миллиардов рублей. Та же Кума имеет длину почти в тысячу километров, и все русло надо чистить, здесь разовой акцией не обойтись. Поэтому наш план надо обязательно реализовать в полном объеме. Нужно думать на перспективу, а не руководствоваться сиюминутными запросами. И глава края Владимир Владимиров призывает жестко следить за этим все федеральные структуры.

- Несмотря на все усилия, вода, как говорится, все равно камень точит, и время от времени край накрывает волной паводка. В чем причина?

- Проблема в том, что на средства, которые нам выделяют из федеральной казны, многого не сделаешь. У всех жителей края сейчас один вопрос: как не допустить таких подтоплений? Ответ, по нашему мнению, прост – надо вернуть схему финансирования регионов в части водохозяйственного комплекса, которая существовала с 1998 по 2005 годы. Тогда 40 процентов уходило в центр, а 60 оставалось в крае, причем использовались эти деньги только по целевому назначению – на расчистку рек, берегоукрепление, ремонт и строительство гидротехнических сооружений. Причем делалось все довольно оперативно. А сегодня процедура очень долгая. Путь от идеи до реализации проекта, после защиты во всех инстанциях, может занять от трех до пяти лет.

Край за свои деньги делает проектно-сметную документацию, предварительно защищаем ее в Краснодаре, потом вместе с кубанскими коллегами едем на экспертный совет в Росводресурсы. Но там свой проект далеко не всегда удается отстоять. Вот один из примеров. Уже несколько лет река Кубань подмывает закрытое кладбище в Невинномысске, и на этом участке необходимо проводить работы по берегоукреплению, поскольку может произойти экологическая катастрофа. Но нам отвечают, что, мол, данный проект – не перспективный, отсутствует экономическая эффективность. И что на каждый федеральный рубль должны быть определенная отдача. Доводы понятные, но, с другой стороны, какая может быть «отдача» с кладбища?! В результате нет возможности решить эту проблему.

- А как распределяются средства сейчас?

- Все полученные регионом деньги уходят в федеральную казну. И мы теперь вынуждены просить на свои нужды свое же заработанное. А ведь Ставрополье – один из лидеров по сборам в России, у нас много водопользователей. Мы собираем ежегодно до двух миллиардов рублей. Но обратно получаем гораздо меньше. Раньше сумма колебалась в районе 500-600 миллионов рублей, в прошлом году – 242, а в нынешнем нам выделили 143 миллиона рублей.

Если бы действовала прежняя схема, краю не нужно было бы сейчас просить в экстренном порядке 6,4 миллиарда рублей на реализацию плана противопаводковых мероприятий. Двигаясь целенаправленно и планомерно, могли сделать гораздо больше, и тогда уже сейчас вполне могли иметь симпатичные уголки для отдыха, но по прежнему к обрывам у рек подходить страшно… Уже четыре года этот вопрос поднимаем, подключаем депутатов Госдумы от Ставрополья. Тема распоряжения собственными деньгами на свои же нужды стоит очень остро. Это ведь гораздо эффективнее – чтобы мы могли средства заработать, провести работы – и сами же отчитаться перед людьми.

Кроме того, необходимо вернуть еще одну прежнюю систему – когда мелиоративная сеть была сосредоточена в одних руках – Министерства мелиорации РФ. Региону удобнее взаимодействовать с одним ведомством – чтобы четко знать и понимать, когда и что делать. Действия всех структур – и федеральных, и краевых, должны быть полностью взаимосвязаны. Но сейчас все водные функции распределены между разными ведомствами, каждое из которых занимается своим, весьма ограниченным участком. Цельной картины ни у кого нет.

- На какой стадии находится реализация плана?

- Ждем ответа от Минприроды, Минсельхоза России, которые устанавливают порядок приоритетности мероприятий. Хотя лучше нас этого никто не сделает. Вместе с губернатором мы проехали каждую излучину всех рек, изучили болевые точки, пообщались с людьми – и знаем, куда в первую очередь надо направить деньги.

В то же время подчеркну, что пока в центре принимают решение, мы не смотрим, как говорится, в небо, ожидая милостей от Минприроды. Даже на те копейки, которые получаем, выполняем ежегодно большой объем работ. И если бы не эта кропотливая работа, ситуация могла сложиться гораздо хуже. К примеру, в прошлом году начаты работы по берегоукреплению в Зеленокумске. Если бы этого не было, паводок натворил бы больше бед. Или взять Труновский район, где сделали 13 километров вдоль реки Ташлы. Люди теперь забыли, что такое подтопление. На хуторах Жуковском и Новокавказском пруды находились в ужасном состоянии, но ситуацию исправили - привели водоемы в порядок, окультурили. И таких примеров немало.

- Многие сравнивают потоп-2017 с наводнением 2002 года. Чем, на ваш взгляд, отличается нынешняя ситуация?

- В 2002 году вышел из берегов только бассейн реки Кубань. А сейчас – все. Трехмесячная норма осадков выпала за две недели. Но на сей раз краевая команда сработала четко и оперативно. Мы с первого дня понимали уровень угрозы, видели, что осадки идут выше допустимых значений – и знали, что делать, причем сценариев развития ситуации были несколько. В целом, считаю, при ликвидации чрезвычайной ситуации край отработал на твердую пятерку. Да, были подтопления, но не в наших силах изменить русла рек и объемы водохранилищ. Однако сохранены все основные инженерные сооружения, русла рек удалось вернуть в берега, идет активная работа с населением, попавшим в зону бедствия. Многие скептически относились к тому, что Ставрополье сможет эвакуировать сразу несколько населенных пунктов, но я вас уверяю – мы были готовы на сто процентов. В результате эвакуация не понадобилась.

И это тоже показатель уровня готовности. У органов власти, МЧС не было растерянности перед стихией. И главное, обошлось без жертв. В 2002-м большая вода пришла моментально и крушила все на своем пути. Мы старались в этот раз делать все, чтобы подобного не произошло. Поэтому очень важно реализовать тот план, который мы разработали.

- А если его не одобрят?

- Ну что ж, будем действовать, как и раньше. Целенаправленно работать при скромном бюджете и продолжать настаивать на том, чтобы водный налог все-таки оставался в крае. Тем более упреки от населения, пусть во многом и справедливые, идут не в столицу, а в наш адрес. Люди спрашивают: почему здесь не доработали, там не доделали, вообще допустили паводок? И мы все это принимаем близко к сердцу. Потому что работа ведется большая, сделано много, но в такие моменты никто на подобное внимания не обращает. Скажем, кто сегодня вспоминает о проблемах правого берега Кубани в Невинномысске? Сейчас это местная достопримечательность, где проходят торжества, молодожены фотографируются, родители с детьми гуляют. А ведь ситуация здесь беспокоила местных жителей и власти десятки лет. Сейчас беремся за левый берег, будем следующий участок до ума доводить.

Силы в крае есть, дадут средства – обязательно будем форсировать процесс. Это нужно делать сегодня, не откладывая на завтра. Иначе в следующий раз можем получить то же самое. Краевая власть хочет сделать свою работу так, чтобы не было стыдно смотреть землякам в глаза.

Чердак
Когда сосед в беде

Ставрополье готово помочь пострадавшей от стихии Осетии

Губернатор Владимир Владимиров заявил о готовности властей края оказать помощь Северной Осетии – Алании, где сильные ливни повредили мосты и газопроводы, поэтому в регионе пришлось ввести режим ЧС. По словам главы края, что во время недавнего паводка на Ставрополье подготовлены технические резервы, в том числе два передвижных моста, которые могут быть востребованы в соседней республике.

Элемент
Первым делом – Кума, Подкумок и Калаус

План противопаводковых мероприятий предусматривает расчистку русел рек Кума, Подкумок, Калаус и других, строительство устьевого водохранилища на реке Мокрый Карамык, проведение берегоукрепительных и противооползневых работ в населённых пунктах и ряд других мероприятий. Одной из главных задач должно стать увеличение пропускной способности рек в случае возможного паводка.

Общая стоимость мероприятий, предусмотренных планом, составляет 6,369 миллиарда рублей. Предполагается, что финансирование работ будет осуществляться из федеральных источников. После согласования с МЧС, перечень противопаводковых мероприятий представлен для утверждения в Федеральное агентство водных ресурсов и отправлен на согласование в Министерство природных ресурсов и экологии РФ.

Алексей Бирюков,
Ставропольский край
«Российская газета. Неделя. Кубань. Северный Кавказ»,
№141 от 29 июня 2017 года.

Яндекс.Метрика

Рейтинг@Mail.ru