ИНФОРМЕРЫ
АКТУАЛЬНО

МИНИСТР ПРИРОДНЫХ РЕУРСОВ И ОХРАНЫ ОКРУЖАЮЩЕЙ СРЕДЫ СТАВРОПОЛЬСКОГО КРАЯ ДАЛ ИНТЕРВЬЮ ДЛЯ «РАДИО РОССИИ – СТАВРОПОЛЬ» В ПРОГРАММЕ «ОТКРОВЕННЫЙ РАЗГОВОР С ВЛАСТЬЮ»

26.05.2014

«Откровенный разговор с властью» от 16.01.2014
Интервью министра природных ресурсов и охраны окружающей среды Ставропольского края А.Г. Хлопянова в студии «Радио России – Ставрополь»
Ведущий А.А. Ибрагимов

Интервью министра природных ресурсов и охраны окружающей среды Ставропольского края А.Г. Хлопянова в студии «Радио России – Ставрополь»Интервью министра природных ресурсов и охраны окружающей среды Ставропольского края А.Г. Хлопянова в студии «Радио России – Ставрополь»

Ведущий:

- Добрый вечер! В эфире программа «Откровенный разговор с властью и я, журналист Аждаут Ибрагимов. Сегодня гость нашей студии – министр природных ресурсов и охраны окружающей среды Ставропольского края Андрей Хлопянов. Добрый вечер, Андрей Георгиевич!

Андрей Георгиевич:

- Добрый вечер!

Ведущий:

- Мы работаем, как всегда, в прямом эфире, и вы, уважаемые радиослушатели, можете задать вопросы нашему гостю по телефону 29-75-75, присылайте также sms-сообщения на номер 55-44 ст. Напомню, что передача транслируется и в Интернете, на нашем сайте stavropolye.tv. Андрей Георгиевич, Вы, конечно же, понимаете, что разговор предстоит острый. Уж очень много серьезных проблем в этой важной сфере – охрана окружающей среды, и проблемы эти касаются каждого из нас, нашего здоровья, наших жизней, будущего наших детей, внуков. Вопросов очень много поступило в течение дня, и будут в ходе передачи, думаю, такие же острые вопросы, но давайте что называется для разгона начнем с общей оценки экологического состояния родного края.

Андрей Георгиевич:

- Общая ситуация довольно-таки благоприятная. В рейтинге качества жизни регионов России по экологической ситуации за 2013 год Ставропольский край занимает почетное 4 место. За год он переместился с 13-ого на 4-ое, то есть скачок очень серьезный. Такие результаты не случайны, в крае проводится системная работа. Это усиление стационарными постами, которые отслеживают состояние и воздуха, и воды, есть передвижная независимая лаборатория. В планах – расширить эту сеть, увеличить. Поэтому я хотел бы заверить жителей нашего края в том, что основные составляющие экологического благополучия – и воздух, и вода – у нас в порядке. Если брать воздух, воздушный бассейн, то наши показатели в 2 и более раз лучше, чем у наших соседей, таких как Ростов, Краснодар, Волгоград. Если взять в целом состояние воды, то она оценивается как нормальная, умеренно загрязненная. Есть небольшое загрязнение, но это реки наши степные…

Ведущий:

- И в Ваших оценках, и в оценках других чиновников разного уровня, вот такая благостная картина, живи и радуйся. В раю живем, как говорил один из наших прежних губернаторов. Но мы-то знаем, что с экологией у нас далеко не все в порядке. Вот буквально навязла на зубах тема вырубки деревьев в Русском лесу в Ставрополе. Даже наложенное главой края «зеленое вето» на вырубку деревьев, мнения ученых, экспертов, критические выступления в средствах массовой информации не останавливают лесорубов, дровосеков. Даже после этого были вырублены деревья. Деревья вырубаются в городских кварталах, во дворах, в пригородных или городских лесах и так далее. И это не только в Ставрополе, но и на Кавминводах, да и во многих других населенных пунктах края. Неужели власти бессильны остановить топор дровосека? Что Вы делаете, чтобы навести порядок в этой части. В городских кварталах зеленых насаждений осталось очень мало.

Андрей Георгиевич:

- Вы совершенно правы. Что такое лес для нас? Лес – это наши легкие. То, о чем я раньше сказал, о состоянии воздуха, это как раз заслуга тех лесных насаждений, которые у нас сегодня есть. Если в целом взять, у нас 114 гектаров лесов. И я Вам скажу, что «зеленое вето» никто не отменял у нас в крае, есть поручение Губернатора, очень жесткое, о том, что каждое дерево на счету, оно помечено, и каждый, кто поднимет руку на это святое, однозначно будут наказаны. Но, несмотря на это, я с Вами соглашусь, в течение года были случаи, по этим фактам составлено более 700 актов об административной ответственности, работа в этом плане ведется, все нарушители известны, в том числе и те последние, кто, несмотря на «зеленое вето», позволили себе в ночь на 18 декабря срубить 12 деревьев. Я думаю, это проверка нашей бдительности, нашей зрелости, сможем ли мы противостоять этому вызову. Я Вас уверяю, что мы сделаем все для того, чтобы люди сказали: «Да, вот то «зеленое вето, которое было наложено, оно работает и дает результаты.»

Ведущий:

- А вот те 12 гектаров, которые отвели городские власти «крутым», как сейчас говорят, людям, их будете возвращать в городскую собственность? Это же заказник, да? Заповедная зона «Русский лес». Или там настолько «крутые» люди собираются строить себе особняки, что практически нереально вернуть?

Андрей Георгиевич:

- Я бы вопрос так не ставил: крутые – не крутые. Я хочу сказать, действительно, это федеральные леса, это территория особо охраняемого природного заказника. Документы на него сейчас в завершающей стадии оформления. И как раз тогда мы сможем принять те административные меры, которыми мы располагаем. Конечно же, мы продолжим борьбу по возврату земель, на сегодняшний день составлены материалы, переданы в природоохранную прокуратуру. И в плановом порядке эта работа ведется.

Ведущий:

- А вот то, что вчера вырубили в хуторе Садовом Шпаковского района аллею, целую аллею памяти павших в Великую Отечественную войну земляков? Это просто варварство, вандализм! Как-то Ваше министерство отреагировало на этот акт вандализма или это теперь дело полиции?

Андрей Георгиевич:

- Все леса различаются: существуют федеральные леса, за которые мы несем прямую ответственность, а существуют так называемые городские леса, за которые по 131 закону несут ответственность муниципальные власти. Существуют города-курорты, где к нашим двум ветвям власти добавляется федеральная – Росприроднадзор. Никто отмалчиваться не собирается, мы сегодня дали запрос по этому факту. Действительно, это акт вандализма. Этого нельзя было делать. Думаю, ничего не мешало руководству муниципалитета провести Совет, общественные слушания, даже если деревья пришли в негодность и требуют каких-то уходных работ, нужно было согласовать, потому что люди говорят, что это действительно был оазис, куда люди могли прийти.

Ведущий:

- Там не столько даже оазис, это память!

Андрей Георгиевич:

- Это память, совершенно правильно, поэтому этот вопрос на контроле у нас.

Ведущий:

- Это единственное место, куда люди приходили, чтобы вспомнить, почтить память своих погибших родных.

Андрей Георгиевич:

- Вопрос на контроле, я думаю, что будет принято решение это парк возобновить. И мы примем самое активное участие в том, чтобы его возродить.

Ведущий:

- Андрей Георгиевич, есть телефонный звонок. Давайте послушаем. Говорите, пожалуйста.

(телефонный звонок):

- Здравствуйте! Андрей Георгиевич, я обращаюсь к вам за помощью. Я звоню из города Невинномысска. У нас в восточной части города постоянно получается проблема с загрязнением воздуха. В восточной части города у нас расположена свалка мусора городского. Причем загрязнение идет именно при восточном ветре и именно в вечерние и ночные часы. Я неоднократно обращалась в министерство природных ресурсов нашего города (примеч.: имеется в виду центральный комплексный отдел министерства в г. Невинномысске), разговаривала с Николаем Васильевичем (примеч.: Николай Васильевич Мельниченко, государственный инспектор министерства), он, конечно, утверждает, что за свалкой ведется контроль, но, тем не менее, проблема большая остается, я разговаривала с жителями. У меня вопрос, кто может выявить причину загрязнения воздуха и решить проблему однозначно? Кто может помочь городу?

Андрей Георгиевич:

- Я понял вопрос. Хочу сказать, что ситуация по исследованию воздушного бассейна как раз Невинномысска самая легкая. Почему? Потому что там сейчас располагаются 3 стационарных пункта наблюдения, плюс еще 2 запущено. Мы обязательно отследим ситуацию, завтра же инспекторы туда выедут. А если взять в целом ситуацию, касающуюся свалок, это проблема не только Ставропольского края, не только города Невинномысска, это проблема общероссийского масштаба, и на экологическом съезде (примеч.: IV Всероссийский съезд по охране окружающей среды, 2-4 декабря 2013 года, г. Москва), который проходил, много внимания этому было уделено. Есть прямое поручение Губернатора, создана рабочая группа и в ближайшее время нами будет выработано несколько предложений, и дальше мы уже будем действовать.

Ведущий:

- «Спасти курорты Кавминвод!» Этот призыв становится общенациональным. Наши знаменитые курорты – Кисловодск, Пятигорск, Железноводск, Ессентуки – могут превратиться в реальной перспективе в провинциальное захолустье. Может быть уничтожено главное богатство этого региона: минеральная вода, грязи, целебный воздух и т.д.. поскольку бездумное хозяйствование уничтожают то, ради чего люди приезжают на наши курорты, здравницы. Понятно, что одному вашему ведомству порядок на Кавминводах не навести, там переплетены интересы самых разных ведомств: федеральных, краевых, муниципальных, крупных инвесторов, мелких дельцов, да и просто жильцов. Что Ваше министерство делает и планирует делать, чтобы спасти курорты? И Вы, конечно же, изучили поправки в закон о особо охраняемых природных территориях, эти поправки внесены практически перед самым Новым годом…

Андрей Георгиевич:

- 28 декабря.

Ведущий:

- Да. Это уже действительно похоронит курортную нашу тему, поскольку в соответствии с этими поправками из числа особо охраняемых природных территорий исключаются курорты, лечебно-оздоровительные местности и т.д. это как раз о наших курортах. То есть система, которая существует и защищалась 90 лет, теперь исчезает. Теперь эти территории могут сдаваться в аренду, теперь они зависят от чиновников, от коммерческих структур. Наши краевые депутаты возмутились этим, они собираются принять специальное постановление, обратиться в Госдуму России, потому что их мнение никто не спрашивал. Как в этой борьбе за сохранение курортов участвует ваше министерство и вообще исполнительная власть края?

Андрей Георгиевич:

- Министерство участвует очень активно, потому что мы как раз находимся на гребне этой волны. Вы совершенно правы, что основной изюминкой и немаловажной точкой роста экономики края является как раз эта курортная деятельность. Для нас города-курорты – очень серьезная перспектива. То богатство природное, которое нам Бог дал, которого больше нет нигде на земле, конечно же, нужно охранять. Что сейчас происходит в этой ситуации, я хочу рассказать, чтобы вы понимали. Всем прекрасно известны постановления №300, №14 и №1425 (примеч.: имеются в виду Постановление Совета Министров РСФСР от 09.07.1985 № 300 «Об установлении границ и режима округа санитарной охраны курортов Ессентуки, Железноводск, Кисловодск и Пятигорск в Ставропольском крае», Постановление Правительства Российской Федерации от 17.01.2006 № 14 «О признании курортов Ессентуки, Железноводск, Кисловодск и Пятигорск, расположенных в Ставропольском крае, курортами федерального значения и об утверждении положений об этих курортах» и Постановление Правительства РФ от 07.12.1996 №1425 «Об утверждении Положения об округах санитарной и горно-санитарной охраны лечебно-оздоровительных местностей и курортов федерального значения»), которые сделали города Кисловодск, Железноводск, Пятигорск, Ессентуки курортами федерального значения. Там были определены горно-санитарные зоны, первая, вторая, третья, там, где было ограничено ведение хозяйственной деятельности в разной степени. Проделана была громаднейшая работа, она велась несколько десятков лет, подготовлено 30 томов работ, которые четко показывали количество запасов минеральной воды, какие факторы влияют на качество этой воды, где берут начало источники и где необходимо вести какие охранные мероприятия. По результатам этих материалов были выставлены метки, которые определяли эти горно-санитарные зоны, и в соответствии с этим велась дальнейшая работа. В девяностых годах вышло постановление №462, которое в целом определяло границы Кавказских Минеральных Вод (примеч.: имеется в виду Постановление Правительства Российской Федерации от 06.07.1992 № 462 «Об особо охраняемом эколого-курортном регионе Российской Федерации - Кавказских Минеральных Водах»), куда входили и Минеральные Воды. В этой связи была какая-то защищенность, потому что это были города-курорты федерального значения. В охране очень активно участвовали федеральные структуры, мы в этой связи начали по заданию губернатора плановую работу в части приведения в соответствие хозяйственной деятельности по этим зонам, провели анализ, выявили объекты, которых более 700 находятся в первой санитарной зоне, где вообще не должны ни проживать, ни вести какую-либо хозяйственную деятельность. В этой связи прорабатывался план дальнейших действий.

Ведущий:

- Эти 700 объектов должны быть убраны из первой санитарной зоны?

Андрей Георгиевич:

- Должен быть рассмотрен вопрос о том, чтобы этих объектов не было.

Ведущий:

- Телефонограмм много из Кавминвод, люди спрашивают, что, будут сносить наши дома?

Андрей Георгиевич:

- Никто сносить не будет. Совместно с федерацией решается вопрос. Во-первых, еще нет границ, нужно провести дополнительные землеустроительные работы, определить в натуре эти границы. Пока только предварительная работа проведена по тем материалам, которые были сделаны в 1985 году.

Ведущий:

- То есть еще не определены эти границы?

Андрей Георгиевич:

- Условные отметки есть, но материалов в кадастре нет таких, которые бы четко определяли границы. Эта работа как раз сейчас ведется. Под Новый год вышло вот это постановление №406(примеч.: имеется в виду Федеральный закон от 28 декабря 2013 г. № 406-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон "Об особо охраняемых природных территориях" и отдельные законодательные акты Российской Федерации»), которое слегка изменило все наши планы. Теперь вместо того, чтобы вести плановую работу, мы вместе с депутатами должны оперативно принять меры и внести от края предложения. Я не скажу, что сейчас направо и налево начнут уходить участки курортов, но в чем заключается смысл? Есть 3 основополагающих документа: тридцать третье, о котором Вы сказали – особо охраняемые природные территории, двадцать шестое – курортная деятельность, я коротко буду их называть (примеч.: имеются в виду Федеральный закон от 14.03.1995 № 33-ФЗ (ред. от 27.12.2009) «Об особо охраняемых природных территориях» и Федеральный закон от 23.02.1995 № 26-ФЗ (ред. от 27.12.2009) «О природных лечебных ресурсах, лечебно-оздоровительных местностях и курортах»), и Земельный Кодекс. Эти три документа определяют работу наших Кавказских Минеральных Вод. На сегодняшний момент лечебные местности и курорты выброшены из категории особо охраняемых природных территорий, автоматически они ушли из Федерального закона №26, а в Земельном Кодексе осталось слово особо охраняемые природные территории.

Ведущий:

- Значит ли это, что Кавминкурортресурсы, то есть вся эта вся эта минеральная база может быть приватизирована? Уже давно приглядываются крупные коммерческие структуры к минеральной воде, поскольку это главное…

Андрей Георгиевич:

- Ранее Земельный Кодекс налагал дополнительное обременение по обороту этих земель, сейчас этого обременения нет. Два законодательных акта федеральные говорят так, я думаю, здесь нужно просто привести Земельный Кодекс в соответствие, у нас есть определенные предложения, мы их сейчас будем прорабатывать с депутатским корпусом, чтобы потом дать предложения в Государственную Думу.

Ведущий:

- Еще одна актуальная, больная и для Кавминвод, и для Ставрополя, да и практически для всех населенных пунктов края тема – утилизация бытовых и промышленных отходов. Что в этой части Вами делается?

Андрей Георгиевич:

- Мы вскользь об этом сказали. Во-первых, в крае проделана огромная работа до настоящего момента, сегодня подготовлены схемы размещения отходов во всех 26 муниципалитетах, 8 городских поселениях. У нас стопроцентная готовность в сравнении с нашими соседями из нашего округа. У нас есть 7 полигонов оформленных, выявлены все несанкционированные свалки, их 363. На фоне округа, в округе их две с половиной тысячи, мы занимаем где-то 15 процентов. Это не так много, но это нас ничуть не успокаивает.

Ведущий:

- Это площади свалок?

Андрей Георгиевич:

- Да.

Ведущий:

- Ну, так у нас, наверное, горы, и все-таки…

Андрей Георгиевич:

- Вы совершенно правы. Почему образуются эти горы в лесополосах, если у нас разработаны схемы, если у нас все есть? очень серьезно влияют 3 фактора. Первый фактор – тариф. Тариф на утилизацию гораздо больше, чем тариф на захоронение, поэтому идут по легкому пути, и в тарифе не учитывается стоимость утилизации твердых строительных, бытовых, биологических отходов. Вот здесь наше поле деятельности. Второй немаловажный фактор – это норма накопления на человека. Ведь она очень разная. У нас она сейчас берется по краю условно, а если даже взять сейчас по районам и городам. Это от 50 кг до 900. Даже в Ставрополе норма очень разнится в многоэтажке и в частном секторе. От того, что некорректно составлены эти нормы…

Ведущий:

- В общем, непочатый край работы?

Андрей Георгиевич:

- Мы знаем потенциал только 40% этих полигонов.

Ведущий:

- А перспективы какие?

Андрей Георгиевич:

- Создана рабочая группа. Мы сейчас прорабатываем несколько вариантов, в том числе один из них обкатываем по городу Ставрополю с тем, чтобы у нас был вариант для крупных городов, для районных центров и для поселений. Здесь у нас есть несколько инвесторов с разными технологиями. В ближайшее время мы подведем итог и определим, по какому пути идти Ставропольскому краю.

(телефонный звонок):

- Здравствуйте! Пушкарева Валентина Андреевна, город Георгиевск. Все сейчас пользуются энергосберегающими лампочками, а они содержат ртуть. Куда их утилизировать после непригодности? В основном их выбрасывают в мусорные контейнеры, я считаю, это неправильно.

Ведущий:

- Да, актуальный вопрос

Андрей Георгиевич:

- Вы совершенно правы. Этого ни в коем случае делать нельзя, поэтому и мы на своем сайте размещаем такую информацию, что необходимо заключать договора со специализированными организациями, которые занимаются с предприятиями по утилизации таких ртутных ламп. В мусорные контейнеры их бросать нельзя.

Ведущий:

- Андрей Георгиевич, в конце минувшего года в Москве состоялся IV Всероссийский съезд экологов, вы были делегатом Съезда. Что это: очередной форум чиновников или там действительно обсуждали и, главное, какие-то принципиальные решения по охране окружающей среды приняли? Как-то очень тихо прошел этот Съезд. Так же, как и, оказывается, прошлый год был объявлен Годом охраны окружающей среды, потому что мало кто об этом знает. Это не Вам упрек, Вы недавно возглавили министерство, но какая-то кампанейщина в таком важном деле – это неправильно.

Андрей Георгиевич:

- Если есть такой взгляд со стороны, то Вы, наверное, правы, а вообще Съезд прошел очень серьезный, было более 3 тысяч делегатов от разных регионов, в том числе 30 человек ехали от нас, нашу делегацию возглавил первый заместитель председателя Правительства Великдань Николай Тимофеевич. Большое количество круглых столов проводилось по сем направлениям.

Ведущий:

- Делегатами были и представители общественности?

Андрей Георгиевич:

- Да. В делегацию вошли самые разные группы. Это и предприниматели, мы как раз делали акцент на то, чтобы поехали предприниматели, которые занимаются утилизацией твердых бытовых отходов. Нам в крае нужна новая технология. Мы хотели посмотреть опыт, оборудование, мы это увидели там, мы почерпнули для себя. В составе делегации были и руководители органов исполнительной власти, предприятий, очень широкий круг лиц, инспекторский состав. Приняли участие во всех круглых столах. Я скажу, отзывы очень серьезные. И самое главное, что Резолюция, которая была принята на Съезде, она очень нужная. И то, что Президент объявил 2013 год годом охраны окружающей среды, это очень важно. Результаты есть, хоть вы говорите, что и тихо прошли, но у нас высажено за этот год пятьдесят тысяч деревьев, более ста тысяч тонн вывезено мусора, еще много-много цифр, которые я могу приводить, но я с Вами согласен, что такие мероприятия должны проводиться шире.

Ведущий:

- И без всякого объявления, и каждый год, не только в Год охраны окружающей среды, но и в обычные годы. Вот Год культуры, этот, нынешний год объявлен Годом культуры. Почему бы не посадить эти пятьдесят или даже сто тысяч деревьев? «Как наш министр природы относится к деятельности общественных природоохранных организаций, «зеленых патрулей», «протестных комитетов» и т.д. Сотрудничает с ними, считается с их мнением, требованиями или отмахивается от них, как сейчас принято у чиновников»? К этой телефонограмме Тамары Нестеровой из Ставрополя от себя добавлю, что сегодняшние общественники-защитники природы это не просто эмоционально болеющие за чистоту окружающей среды люди, но и в большинстве своем хорошо образованные, профессиональные, глубоко разбирающиеся в проблемах, среди них немало крупных ученых… Вы с ними сотрудничаете?

Андрей Георгиевич:

- Обязательно. Сотрудничали и будем сотрудничать. В работе это мои первые помощники. Вы совершенно правы, сейчас это люди высокообразованные, имеют огромный опыт и, что самое главное, они настоящие патриоты родины. Они не умалчивают проблемы, которые видят, они борются с первопричинами, которые привели к этому, они приводят к результатам, поэтому при министерстве создан Общественный совет, куда вошла часть представителей общественных организаций. Привлекаем мы на все мероприятия общественников, и вообще мои двери всегда открыты для них. Я их сейчас называть не буду, чтобы никого из них не рекламировать, но и работе коллегии, и в работе всех совещательных органов, они обязательно будут участвовать. Взгляд со стороны всегда важен, и та оценка нашей деятельности и специалистов министерства из первых уст очень важна.

Ведущий:

- Хорошо. Я думаю, что «зеленые патрули» и все неравнодушные люди услышали министра и будут еще активней бороться за чистоту и за родную природу.

Андрей Георгиевич:

- Обязательно.

(телефонный звонок):

- Звонит Загорулько Александр Никитович по вопросу восстановления пруда в селе Водораздел Андроповского района. Пруд существовал с 1927 года, в прошлом году этот пруд разорвало и вода ушла, по вопросу его восстановления мы обращались во все инстанции края, района, мы были на приеме у Бабичева Игоря Степановича (примеч.: бывший министр природных ресурсов и охраны окружающей среды Ставропольского края), но помощь в решении этого вопроса пока не осуществляется. Очень просим убедительно, помогите, пожалуйста, в восстановлении нашего пруда.

Андрей Георгиевич:

- Вопрос понял. Обязательно обратим внимание. К сожалению, на данный момент таких вопросов очень много, потому что если раньше бремя ухода за такими прудами лежало на крупных сельхозпредприятиях, на сегодняшний момент они бесхозные, и в случае какой-то чрезвычайной ситуации, их надо обязательно приводить в порядок. На нынешний год у нас федеральные деньги в размере 60 млн. выделены, мы для себя определили 8 позиций, которые будем закрывать, но по данному звонку мы готовы выехать, посмотреть первоочередность действий, готовность проектно-сметной документации и заняться этой работой.

Ведущий:

- Андрей Георгиевич, на том же съезде экологов отмечалось, что более половины городского населения России проживает в условиях, когда степень загрязнения воздуха оценивается как высокая или очень высокая. Думаю, у нас в крае ситуация такая же, как и в среднем в России, сейчас промышленных предприятий у нас стало поменьше, но в разы увеличилось количество автомобилей, которые выбрасывают в атмосферный воздух такие отходы…

Андрей Георгиевич:

- У нас нет чрезвычайных ситуаций, у нас нет критических ситуаций в крае, я Вас успокою. По прошлому году объем выбросов в воздушный бассейн составил 69 тысяч тонн, из них 61 – уловлены и обезврежены. И наша задача как раз тот остаток, который есть, обезвредить, чтобы Ставрополье выглядело еще достойней. Основным сейчас загрязнителем, конечно, является автотранспорт, почти 80%.

Ведущий:

- Ну а в таких городах, как Невинномысск, Буденновск, где химические гиганты выбрасывают?

Андрей Георгиевич:

- Вы совершенно правы. Мы знаем эти города, и Изобильный, и Нефтекумск, Буденновск, Невинномысск, Ставрополь. Именно в этих городах сосредоточены наши экологические стационарные посты, именно здесь в первую очередь оценивается ситуация. Я соглашусь с Вами, в этих городах фон незначительно выше, но он допустим.

Ведущий:

- А вот что касается перевода части автотранспорта на газовое топливо, электрическую тягу, теперь вот новомодное явление – биоэнергетика, производство древесных топливных гранул. Это реально в нашем крае или это из области фантастики?

Андрей Георгиевич:

- Это не из области фантастики.

Ведущий:

- Но с электромобилями-то притормозили. В Кисловодске сколько электромобилей?

Андрей Георгиевич:

- Два года назад был такой проект инвестиционный…

Ведущий:

- Те самые древесные гранулы? Пеллеты?

Андрей Георгиевич:

- Да, пеллеты, только они были на основе соломы, под них даже промышленно выпускались котлы. Но они не нашли свое дальнейшее отражение в деятельности, что-то как-то с этим притихло. Но в любом случае. О древесных пеллетах речь идти не может. Мы не настолько богаты лесом, чтобы заниматься изготовлением пеллет. Те 16 кубов, которые пилятся ежегодно, это уходные работы в лесу. И у нас промышленного производства нет.

Ведущий:

- Алексей Платонов из Пятигорска: «Слышал, что недавно принят новый закон о лесе, который ужесточает борьбу с браконьерством. Это относится к тем, кто вырубает тайгу или к нашим дровосекам, промышляющим на склонах Машука, тоже? И что это за ужесточение»?

Андрей Георгиевич:

- Это относится ко всем лесорубам в кавычках, это не закон вышел, а изменения в Лесной кодекс и Кодекс об административных правонарушениях, которые подразумевают, что на сегодняшний момент каждое дерево будет промаркировано, по каждому дереву мы будем знать путь движения, его историю, и если есть какие-то нарушения, будут предприниматься срочные меры. Меры очень жесткие: от пяти до семисот тысяч рублей штраф увеличим, причем с конфискацией оборудования.

Ведущий:

- За одно дерево?

Андрей Георгиевич:

- В зависимости от ущерба.

(телефонный звонок):

- Здравствуйте, я – Капустин Виктор Иванович, проживаю в городе Зеленокумск. В прошлом году Советское общество охотников и рыболовов было разделено на 4 участка: 2 выкупило частное лицо, 1 – государство и 1- общество охотников и рыболовов. Так вот, когда у нас был 1 хозяин, проводились биотехнические работы, выпускали зверя, фазана выпускали, платили мы за это 600 рублей в год. После разделения путевки стали стоить более 2 тысяч рублей, и какие-либо работы по охране, по воспроизводству зверя – ничего не ведется. Единственное, что ведется, выжигание стерни и выжигание лесополос. Скажите, должен ли кто-нибудь нести ответственность за это безобразие?

Ведущий:

- Как охотник, поддерживаю нашего слушателя.

Андрей Георгиевич:

- Очень актуальный вопрос, причем не единичный от Советского района, и не только Советского района, по всему краю. Я объясню ситуацию. К сожалению, время движется вперед, и федеральное законодательство говорит о том, что на территории муниципалитета субъекта должно быть не менее 20% охотничьих угодий общих, а остальные могут передаваться в аренду, с тем, чтобы, как говорил слушатель, проводить работы по воспроизводству, расширению животного мира. В крае подготовлены документы, у нас на сегодняшний момент 112 охотничьих угодий, из них 26 общих, и 82 переданы через аукционы, причем, когда они были переданы через аукцион, с пользователями заключалось соглашение, и как раз в этом соглашении оговорены все условия воспроизводства животных, растительного мира, рубки, уходные работы, поэтому, если есть такие сигналы, мы незамедлительно выедем, и я попрошу всех, кто посмотрит эту передачу, дать сигналы, где есть такие моменты.

Ведущий:

- Спасибо. Андрей Георгиевич, немало звонков из Кочубеевского, Благодарненского, Кировского районов, люди жалуются, что уж очень много у них карьеров, причем в самых красивых, живописных местах, добывают песок, гравий. Неизвестные, как они говорят, олигархи богатеют, а люди ноги ломают на этих карьерах и «любуются», в кавычках конечно, красотами родной природы изуродованной при добыче этих полезных ископаемых. Как с этим быть?

Андрей Георгиевич:

- Совершенно правильно. Проблема очень серьезная, проблема российского масштаба, конечно же, у нас эта картина тоже выявляется. К сожалению, вот так распорядилась природа, что как раз в этих районах, о которых Вы говорите, расположены наши основные запасы песчаника, ракушечника, известняка, естественно, там образованы карьеры. На сегодняшний момент у нас 147 карьеров, все карьеры за прошлый год приведены и обобщены в один реестр, теперь этот реестр ведется. Если раньше этого реестра не было, то любой участок собственник мог перевести под карьер, на сегодняшний момент ситуация гораздо лучше, составлен и утвержден перечень запасов недр местного значения, где указаны все участки с границами, с координатами. И теперь гораздо легче контролировать вот этот процесс. За прошлый год не выдано ни одной долгосрочной лицензии, 2 краткосрочные. Ведется системная работа. Мы в конце года лишили нерадивых собственников таких месторождений более 30. Эта работа будет продолжена. Те условия, которые указаны в соглашении, особенно последний пункт, касающийся рекультивации, он обязан выполняться. И мы с себя ответственности не снимаем.

Ведущий:

- Так обязаны – это да, но делается ли рекультивация?

Андрей Георгиевич:

- С теми нерадивыми, которыми не делается, будут разрываться отношения, и будут заключаться с добросовестными предпринимателями, которые будут выполнять все лицензионные условия.

Ведущий:

- Ну и последний вопрос о просветительской работе, об обучении и взрослых, и особенно юных ставропольцев. Здесь тоже у нас по-моему не все ладно. Мало, наверное, публикаций в газетах, телевизионных и радиопередач, мало популярной литературы. Та же, допустим, Красная книга Ставропольского края должна быть в каждой школе, лучше бы, конечно, в каждой семье, но в каждой школе и детском садике она обязательно должна быть, чтобы экологическое воспитание начинать с таких лет, когда ребенок разглядывает картинки и понимает, что вот этот цветочек рвать нельзя, а у нас на рынок охапками, грузовиками привозят ту же черемшу, это так, в качестве примера.

Андрей Георгиевич:

- Я соглашусь с Вами, работа, которая велась, явно недостаточна. Мы видим это по воспитанию молодого поколения, поэтому, конечно же, здесь надо усиливать работу, есть уже определенные планы, в планах есть то, чтобы в каждой школе была Красная книга, в каждой школе должен быть Анализ состояния окружающей среды в крае с тем, чтобы этот материал давался на уроках, с тем, чтобы дети общались дома с родителями, они родителям в чем-то подсказывали, родители их учили, где они не правы. Здесь надо работу усиливать, и мы ее будем усиливать.

Ведущий:

- Спасибо. Это был «Откровенный разговор с властью». С вами были министр природных ресурсов и охраны окружающей среды Андрей Хлопянов и я, журналист Аждаут Ибрагимов. До свидания, всего вам доброго!

Андрей Георгиевич:

- До свидания!

«Кто нарушил «зеленое вето»?
(А. Ибрагимов, программа «Откровенный разговор с властью» от 16.01.2014, «Радио России – Ставрополь»)

Видеоверсия интервью доступна по ссылке: здесь

Тел. (пресс-секретарь министерства природных ресурсов и охраны окружающей среды СК Дарья Яковенко): 94-73-29
Официальный сайт: www.mpr.stavkray.ru

Яндекс.Метрика

Рейтинг@Mail.ru